Женя Осин: алкоголизм – это болезнь, которая не щадит никого.

Женя Осин – талантливый музыкант, открытый и добрый человек. У него было жизнелюбивое сердце, трогательная улыбка, знаете, такой большой ребёнок, всеобщий любимец. Женя и сам любил жизнь, но не мог распоряжаться ей как взрослый человек. Он не научился брать ответственность за себя, и мы не смогли его этому научить.

Возможно, когда мы встретились было уже слишком поздно. Понимаете, сложно менять свои привычки, когда тебе за 50, а еще сложнее, когда у тебя есть статус «звезда». Женя был избалован вниманием и такой образ жизни наложил отпечаток на его характер. Все хотели ему помочь, но ему это было не нужно. Не понимал музыкант опасности болезни, мучившей его всю сознательную жизнь. И это не только его личная беда, это глобальная проблема всей нашей страны. У нас так в России заведено, что алкоголизм — это даже не болезнь, а традиция. Ничего страшного 100 грамм в обед, 100 на завтрак, ну а в праздники так сам Бог велел. Хорошо если у тебя нет предрасположенности к зависимости, тогда сможешь остановиться, а если есть, то с каждой «соточкой» человек опускается все ниже и ниже на «дно». Только сейчас люди начинают понимать, алкоголизм и наркомания – это смертельное заболевание, которое необходимо лечить при первых симптомах. Не нужно ждать, когда алкоголизм перерастет в хроническую стадию и тогда помочь будет практически невозможно.

17 ноября Женя Осин ушел из жизни. Мне кажется вместе с Женей умерла целая эпоха – наивных и добрых песен, песен о настоящей любви, ушла «эпоха Арамиса –Осина». Женя Осин самобытен. Можно говорить о нем много хороших слов, но есть один

Факт: Евгений Осин был болен, хроническим, рецидивирующим, смертельным заболеванием «алкоголизм» и находился на последней стадии.

Мы познакомились с ним 2 года назад. Когда мы встретились он даже передвигаться сам не мог. Было больно смотреть на него. Я помнил Женю молодым, с длинными и опрятно уложенными волосами, подтянутого, с пронзительным взглядом и нотками таинственности. Мне кажется все помнят неподражаемый голос и стиль. Когда мы встретились на него было больно смотреть, алкоголизм практически уничтожил этого еще молодого мужчину.

Реабилитация от алкоголизма у Жени протекала сложно. Он не принимал программу, ему не нравилось жить по правилам, он не хотел отказываться от вредных привычек и всячески защищал свое употребление. Временами казалось, что он все понял и принял, а потом очередной эмоциональный всплеск и все работа начиналась сначала. Он несколько раз уезжал и возвращался. Сотрудники и ребята в центре за него очень переживали. Он сумел расположить всех к себе.

В реабилитационном центре Евгений показал нам, что он не деградировал как актер и талантливый артист. Он отрицал, что болен, но с каждым днем расцветал. Около 5-6 месяцев он был трезвый.

Сейчас в интернете «злопыхатели» пишут: «как вы его лечили, если он сорвался?!». Отвечу: лечили нормально», но повторюсь, алкоголизм — это смертельная болезнь. Смертность от алкоголя выше, чем от СПИДа, насилия и дорожно-транспортных происшествий вместе взятых. От последствий употребления алкоголя в мире ежегодно погибает около трех миллионов человек. Мы не могли заставить его быть трезвым, мы дали ему выбор. Возможно это звучит жестоко, но моя совесть чиста, мы сделали для него все что могли.

Основная причина срывов – большая четырехкомнатная квартира на ул. Демьяна Бедного. Там же была и его студия, и бильярд. И там его уже никто не смог сдержать. Последний раз мы его госпитализировали в конце августа, и он снова быстро вернулся к жизни. Уже через неделю он выглядел совершенно по-другому. Пробыл он 10 дней, мы планировали его отправить в Крым. Но вернулся в квартиру – и снова сорвался. Мы предоставили ему самому выбирать свою судьбу. Он сам сделал свой выбор, пусть это прозвучит и грубо. Он понимал, что может уйти рано.