Председатель НАС Никита Лушников: о китайских поставщиках синтетических наркотиков, украинских закладчиках и реабилитации в Крыму

Вот уже 13-й год подряд в Крыму открылся летний Международный антинаркотический лагерь, проходящий под патронатом Национального Антинаркотического Союза. Бессменным куратором проекта остаётся председатель НАС Никита Лушников.

Никита Вячеславович, скажите, чем отличается лето 2019-го от всего, что было раньше?

– Я всегда говорю о том, что каждый наш летний лагерь по-своему уникален. Из года в год мы наблюдаем и замечаем моменты, которые можно улучшить, что-то стоит убрать, что-то добавить, таким образом мы совершенствуется. По количеству ребят, сегодня это около 600 человек из самых разных регионов страны и очень много гостей. Конечно же, как и всегда, известные музыканты в нашей концертной программе. Это уже традиция. Известный репер ST открывает нашу программу. На закрытие ещё выбираем артистов, многие из которых сейчас принимаю участие в Сочи в проекте «Новая волна».

– Охотно поддерживают проект отечественные исполнители?

– Остается ещё, кончено, такой момент, как политическая ситуация. Не все готовы ехать сюда. Многие ещё, если можно так выразиться, присматриваются. Не хотят, чтобы возникали потом лишние вопросы. Сталкиваемся с этим. Но обычно к этой площадке зависимых очень большое внимание со стороны известных людей. Многие достаточно отзывчивы, потому что всё понимают, что проблема — общая.

– Какие тренинги и площадки ждут участников?

– В основном это профильное направление, тренинги посвящены тому, как бороться с химической зависимость, тренинги для созависимых, много семинаров у нас ориентировано на родителей зависимых и будут проводиться с ними. В основном, конечно же, мотивационные, потому что все ребята, которые находятся здесь, они находятся на реабилитации, и наша задача мотивировать их оставаться трезвыми, продолжать выздоровление.

– Что считаете основным драйвером выздоровления?

– Спорт – одна из важнейших составляющих. Через спорт мы помогаем ребятам вернуть веру в себя. И даже если брать единоборства — не важно абсолютно кто выигрывает, важно, что тот, кто ступает на ринг, уже победил сам себя. Все командные виды спорта очень нам помогают. Спорт у нас 70% всей площадки, отсюда и полное: название летний спортивно-терапевтический лагерь.

– Понятно, что далеко не все желающие могут попасть в этот лагерь. Сколько остаётся за бортом и как много на самом деле желающих?

– У нас очень много заявок. На реабилитации только в Национальном антинаркотическом союзе у нас больше тысячи человек. Также мы дружим очень много и с другими ассоциациями. Всё, во что упирается вопрос – это деньги. Чтобы арендовать этот лагерь со всеми его спортивными площадками, питанием, нужны огромные средства, и мы вынуждены собирать определённые добровольные взносы с участников лагеря. Мы некоммерческая организация, у нас около 30-40% бесплатников. Бесплатники, существуют за счёт платников и поэтому это площадка окупает сама себя. К сожалению, многие не могут сюда попасть именно из-за угрозы нарушения этого баланса.

– Насколько велика доля участия государства?

– С государством мы научились дружить, нас морально очень хорошо поддерживают и уже к 15 годам нашей работы мы, наверное, поняли, что моральная поддержка иногда даже лучше, чем материальная, потому что никто никому ничем не обязан. Мы делаем своё дело так, как мы это умеем. Государство нас поддерживает, навещает, курирует и на этом достаточно. Очень сложно участвовать в каких-то государственных проектах финансирования, я вынужден сказать, что это очень грязная площадка, где очень много завистников. Нам просто некогда отбиваться от тех, кто пытается полить грязью просто потому, чтобы не дать получить деньги, которые получают они.

– Много ли сегодня лжереабилитационных центров? Существует ли какая-то статистика?

– Сложно сказать. С методической точки зрения этим должны заниматься профильные ведомства, силовые, но никак не мы. Есть такие организации, которые берут на себя ответственность, но сразу возникает вопрос «по каким критериям вы оцениваете работу?». В нашей стране пока нет определённого стандарта и критериев оценки работы реабилитационного учреждения, и это проблема. При этом на площадке нашего союза мы стараемся объединить самые адекватные и порядочные центры, которые открывают свои двери для любых мониторинговых команд.

– Сейчас Россия столкнулась с новой бедой, это синтетические наркотики, которые стоят копейки. Ведёт ли это к тому, что зависимых становится больше?

– Зависимых становиться больше в разы и возраст, с которого начинают употреблять, стал намного моложе. Казалось бы, победили аптечную наркоманию, дезморфиновые препараты, которые просто убивали людей, но столкнулись с новой проблемой. Синтетика в разы хуже. Если опий убивал тело, синтетика убивает разум. Это поражение частей мозга. Мы, как реабилитационный центр, без помощи врачей просто не справляемся. Нам нужны медикаменты и тяжелые препараты, на которые сначала нужно выводить человека, чтобы потом оказать ему психологическую помощь. Вдобавок, наркомания стремительно молодеет — это самое страшное. Синтетика зашла в школы, создаётся определённый молодёжный тренд, подталкивающий к употреблению наркотиков, и я даже не знаю, что из всего этого получится.

– Какие основные страны поставщики синтетических наркотиков и в чём уловка?

– Наркотрафик сделал огромный шаг вперёд. Реагенты поступают в страну как безопасные вещества, затем подвергаются обработке и на выходе мы имеем страшнейший наркотик. Как правило это Китай, который является основным поставщиком. Очень многие едут в Россию из Украины. Закладчики, которые стремятся зарабатывать лёгкие деньги.

– В каких регионах положение дел самое сложное?

– Центральная часть России. Очень сильный идёт удар сейчас по Санкт-Петербургу. Всё, что севернее. Екатеринбург. Крым, если можно так выразится, сохраняет нейтралитет. Сейчас этот регион наиболее безопасен и находится на особом счету. Конечно, здесь тоже всё это присутствует, но не в таких катастрофических масштабах. Однако всё это есть, и доступно через интернет, который пока никто и никак не может контролировать.

Источник: 
© 2000-2019 “Крымская газета”